Йенс Фохт. Photo (c) Paul Green  В то время, как призрак допинговых скандалов еще не покинул сцену большого велоспорта, немецкие команды вынуждены были прекратить свое существование, поскольку интерес спонсоров и СМИ стал заметно снижаться. В шестой части своего интервью Bicycles Network Australia Йенс Фохт рассуждает о состоянии немецкого велоспорта, а также о влиянии последних успехов австралийских гонщиков на развитие велоспорта в целом.

- Германия, одна из ведущих велосипедных держав, не имеет собственной профессиональной команды. Можете ли Вы предположить, что в ближайшем будущем будет создана немецкая команда, которая сможет получить лицензию Про тура?

- Да, это вполне возможно. Несмотря на мировой финансовый кризис, кризис европейской валюты и другие обстоятельства, экономика Германии всё еще является одной из самых крупных и стабильных. Мы всё еще переживаем экономический рост, и у нас есть крупные компании, глобальные корпорации, которые присутствуют на нашем рынке - так что, мы вполне можем создать велокоманду. И если два немецких телеканала прекратят освещать Тур де Франс после этого сезона, то, думаю, мы с вами станем свидетелями, как тотчас же спонсоры, готовые инвестировать в велоспорт, объявят через прессу о том, что наступили тяжелые времена.

  Возможно, потенциальные инвесторы думают об эффективности вложений своих средств в велоспорт, которая будет определяться результатом. А результат складывается из различных составляющих - командная работа, развитие команды, то, как гонщики вместе живут, тренируются, выступают бок о бок в гонках, как они умеют вместе побеждать и проигрывать. Мы должны будем трансформировать всё это для того, чтобы мотивировать сотрудников команды, чтобы вся команда понимала задачи, которые перед ней стоят. Но, возможно, инвесторы сейчас не хотят рисковать. Это вызывает небольшое сожаление. Я думаю, наибольшее препятствие сейчас представляет то, как некоторые представители СМИ пишут о велоспорте.

  Не поймите меня неправильно, но я говорил это уже миллион раз. Я признаю, что у нас есть большие проблемы с допингом. Мы работаем над этим. Этих проблем становится всё меньше, и мы не скрываем этого. Конечно, мы не должны молчать. Журналисты должны писать правду. И правда также заключается в том, что сейчас количество положительных тестов все еще велико. Мы проводили тестирование для обнаружения ЭПО за два месяца до Олимпиады, и на самой Олимпиаде они потом говорили: «ЭПО, нет, я так не считаю». И только под давлением общественности они провели повторные анализы месяц, или два месяца спустя после окончания Игр.

  В велоспорте уже используются тесты для определения ЭПО 3-го поколения, и результаты этих тестов нигде не публикуются. Но, стОит им поймать какого-нибудь гонщика, эта информация сразу появляется на первой полосе печатных изданий.

  Если гонщики принимают участие в улучшении тестирования на предмет обнаружения того же ЭПО, никто не знает об этом. Но, если уж пресса пишет об этом, то пусть они стараются быть, хотя бы, немного объективными, и делают это правдиво, пусть они задумаются над этим. Вот что иногда вызывает небольшое разочарование. Я считаю, что это  - одно из препятствий, которое все еще стоит на нашем пути.

  Как я уже говорил, мы должны признать, что в нашем виде спорта мы сами делаем многое из того, что потом играет против нас. Это нельзя отрицать. Надо быть идиотом, чтобы отрицать это, но... дайте нам шанс, мы работаем над этим, мы пытаемся сделать наш спорт чище, так, относитесь к нам с чуть бОльшим доверием.

  Это было бы прекрасно - если бы появилась немецкая команда. Если вернуться в наши лучшие годы, то тогда мы имели три команды.  У нас были Columbia, Gerolsteiner и Milram. Сейчас нет ни одной. Зато у американцев есть Garmin и RadioShack, у британцев есть команда. Всё в жизни идет по кругу, как на качелях - вверх и вниз. Наверное, у нас в Германии был период, когда велоспорт был популярен. Этот период длился лет восемь, или десять. Сейчас мы столкнулись с тем, что наш вид спорта не является столь популярным (в Германии). Может быть, через 3-4 года, через 5 лет, или, может быть, лет через десять снова произойдет возрождение. Иногда вы действительно не можете понять, почему так происходит, но так развиваются события.

- Если говорить о велоспорте на международном уровне, кого из молодых, или только начинающих свою карьеру гонщиков, Вы бы отметили? Кто сможет заявить о себе в будущем?

- Я бы отметил Якоба Фуглсанга, но, на самом деле, это ни для кого не секрет. Он уже доказал, что является высококлассным гонщиком. Он стремится стать еще лучше. Также могу назвать Роберта Гесинка из Rabobank. Я думаю, что мы еще не увидели всего, на что он способен. Я считаю, что он становится всё сильнее, и прогрессирует, так что, думаю, он будет одним из главных фаворитов на Тур де Франс в этом году. Я верю в это. Особенно, если принимать во внимание маршрут этого года, с короткой командной разделкой и еще всего лишь одной индивидуальной разделкой – поскольку горная специализация ему ближе, это сыграет ему на руку.

- В Австралии всегда проявляют большой интерес к Вам, как к личности в велоспорте. Когда Ваша карьера только начиналась, Вы выступали за велокоманду Australian Giant-AIS. Чувствуете ли Вы больший интерес к себе со стороны австралийцев, если сравнивать с другими странами?

- Я действительно чувствую, что меня тепло приветствуют, чувствую большой интерес к себе, как к гонщику, и как к человеку, когда я гоняюсь здесь, в Австралии. Вы уже упомянули, что я выступал за австралийскую команду Giant-AIS в 1997 году, и вместе мы провели несколько великолепных гонок. Например, Commonwealth Bank Classic. В 1994 году я выиграл ее, а потом одерживал победы там еще несколько раз.

  Я полагаю, что люди здесь благосклонны ко мне немного из-за моего акцента. Каждый раз я даю какие-то забавные комментарии, которые заставляют людей смеяться. И еще, я думаю, им нравится, что я не просто «пустой фасад», за которым ничего не скрывается. Они видят во мне то, что хотят увидеть, и они получают то, что они видят. В этом нет никакой фальши, или претенциозности. Когда я выкладываюсь без остатка в гонке, и когда я побеждаю - это происходит потому, что я на самом деле много работаю, а когда я не могу выиграть - причина заключается в том, что я попросту был недостаточно хорош. Я не привык жаловаться на то, что кто-то лучше меня, и, думаю, это нравится людям. Я обычный, приземленный, честный и привыкший напряженно работать человек. Конечно, я в некоторой степени не обделен талантом, но, на самом деле, я очень много работаю для того, чтобы добиться результата, и, полагаю, что именно это люди ценят во мне, именно это им нравится. По крайней мере, я надеюсь, что это так. Возможно, они просто считают, что у меня привлекательная внешность.

- Сейчас всё больше ведущих австралийских гонщиков занимают лидирующие позиции. Как Вы полагаете, в какой момент велосипедный мир начнет задумываться о доминировании австралийцев?

- А разве они уже не доминируют? Да вы посмотрите, они же настоящие «убийцы» на треке. Какого черта?! 4:10 - результат в индивидуальном преследовании. Не за горами те времена, когда вы выиграете золото и в командном преследовании с тем же временем. Это, черт возьми, невероятно. Бобридж! Потом, два брата Мейер, а они насколько хороши? Да они просто золотые самородки. Вы можете смело занести их в мой список талантливых гонщиков.

  Я был свидетелем того, как первая волна австралийцев выходила на международную арену. Стюарт О'Грэйди и Робби Макюэн. И они были просто гонщиками, которые работали на износ. Они торили путь для остальных. Сейчас каждый, кто следит за выступлениями австралийцев, скажет: «Да, да, у них есть полный набор качеств, присущих талантам». Но тем, первым, было тяжело. Тогда их было всего лишь 3 или 4 человека по всей Европе, и они мотались по всем континентам. У некоторых из них были маленькие контракты. Они получали дерьмовые деньги, жили в дерьмовых местах. Они, в буквальном смысле, должны были за всё бороться. Так что, они были на самом деле теми, кто мостил дорогу, делая этот путь легче для тех, кто шел за ними, для следующей волны.

  Для меня Стюарт до сих пор остается величайшим гонщиком всех времен, выигрывавшим Париж-Рубе, Олимпиаду, этапы Тур де Франс, сумевшим примерить желтую майку, и он до сих пор работает, как каторжник, напряженно тренируется. Он до сих пор остается приятным человеком и значимым членом команды.

  Определенно, Австралия оказывает большое влияние. Со стороны это выглядит так, что страны, имеющие глубокие традиции в велоспорте, такие как Франция, Голландия, Бельгия - эти страны вынуждены в некотором роде бороться за свои позиции. А есть еще гонщики из Восточной Европы. Они голодны до побед, они пришли из ниоткуда. Они жаждут побед, и в большинстве случаев они выглядят более решительно.

Австралийцы, да, да!

- Итак, Вы предсказываете хорошее будущее для австралийских велогонщиков?

- Определенно. И они (велокоманды) ценят их. Люди знают, что они работают напряженно, потому что, если вы приняли решение оставить свою родную страну, и уехать за 30000 миль от родных мест, значит, вы нацелены на что-то, значит, вы хотите чего-то добиться. Вы не пойдете на такой шаг, объяснив это только тем, что «я просто хочу жить в хороших условиях, я просто хочу посмотреть Европу». Нет, нет, и еще раз нет - они знают, чего они хотят, к чему стремятся, и поэтому команды с удовольствием подписывают их.

«Jens Voigt Interview Part 6: German and Australian Cycling»

by Christopher Jones

Copyright © VeloLIVE.com Все права защищены

Поддержите нас, поделитесь побликацией с друзьями в социальных сетях. Спасибо!

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Ближайшие старты

17 - 22 января 2017

Santos Tour Down Under


ОПРОС

Понравился ли вам маршрут Джиро д'Италия-2017?

Комментарии

Велоспорт в Фейсбуке

Велоспорт ВКонтакте

Одноклассники

Твиттер VeloLIVE