Доминик Роллен готов к брусчатке


   Всё – и хорошее, и плохое, пришлось испытать Доминику Роллену в свой первый год на высшем профессиональном уровне с командой Cervélo TestTeam. Крепкий уроженец Квебека отлично провёл весеннюю кампанию, заняв (3-е) место на подиуме Scheldepris и сыграв ключевую роль в удивительном весеннем сезоне Cervelo. 
   Потом в середине прошлого года его остановил мононуклеоз. Сейчас Роллен признаёт, что, возможно, вернулся слишком рано, и хотя вошёл в 10-ку генеральной классификации Tour de Limousin, помогал Саймону Джеррансу выиграть GP Ploauy, но выбыл со своего дебютного гранд-тура, не завершив Вуэльту из-за высокой температуры. 
Ко всему, что произошло с ним в прошлом году, Роллен отнёсся очень серьёзно и начинает новый сезон с Cervelo гораздо более подготовленным и с дополнительной мотивацией всё делать на отлично. В этом году он стал пятым на Kuurne-Brussels-Kuurne и после гонки дал интервью VeloNews.Доминик Роллен


- Доминик, оглядываясь на 2009 год, как бы ты охарактеризовал тот сезон?
-То вверх, то вниз. Заболел, старался вылечиться, затем вернулся, но оказался не так хорош, как ожидал. Считал, что полностью поправился, что уже здоров, но, думаю, мы немного поторопились. Я заплатил за это на Вуэльте, был слабым, заболел во время гонки. Это стало большим разочарованием, но такова жизнь. Нужно через это пройти. Тем не менее, я хорошо начал прошлый год. Пара результатов, ничего крупного, но третье место в полуклассике (Scheldeprijs) – это хорошо. Было здорово, теперь я готовлюсь к этому году.

-Ты гонщик для классик, так какой самый важный урок ты извлёк из прошлой весны в Бельгии и Франции?
- Я многому научился, но, прежде всего, приобрёл уверенность в себе, в том, что я способен сделать. Всё больше и больше учусь сохранять энергию, не тратить её попусту. Много сил можно потерять просто потому, что нервничаешь при мысли, что придётся бороться в гонке. Даже если ты знаешь, как соревноваться на критериуме, то перебравшись сюда, на классики, ты понимаешь, что критериум – это просто десерт. На классике каждая брусчаточная секция проходится как финальный спринт – поиск верной позиции, то возбуждение, те броски, атаки, где учишься держать под контролем свой страх и нервы. Думаю, мне потребуется ещё несколько лет, чтобы научиться оставаться спокойным и уметь защищать свои позиции в гонке.

- Расскажи об ощущениях, когда приближаешься к брусчатке, на что это похоже?
-Перед брусчаткой всегда спешка, суета. Возьмём, к примеру, Kwaremont. 6-7 километров длится лёгкий спуск по извивающейся дороге, все толкаются и пихаются. По обочинам совсем нет места, только канавы. Ты даже не можешь объехать по траве, должен оставаться на дороге и бороться за выгодную позицию. Если хотя бы на мгновение потеряешь концентрацию, ты уже сзади, потерял половину преимущества, и некуда деться. Если ты не в первой двадцатке после последнего поворота, гонка закончена. Километр приходится проезжать со скоростью 20км/ч, потому что отдыхаешь после бросков и всё равно не можешь двигаться вперёд. Ты заперт (позади других гонщиков) и скрещиваешь пальцы на удачу, чтобы никому не пришлось слезать с велосипеда. Затем ты снова мчишься изо всех сил и пытаешься определить, где же ты оказался.

-У Андреаса Клира большой опыт в этих классиках. Как он помогал тебе в прошлом году?
-Он лидер, капитан команды. Он опытный и стал для нас маяком. В прошлом году Клир помогал очень много, он не только знает все дороги, но также понимает, где нужно находиться, что делать, где необходимо проявить осторожность, на каких классиках мы должны идти полегче. Ведь их так много, невозможно проехать все гонки на 100%, так что его помощь была для нас очень важна. Например, Клир знает, что ждёт впереди - он как-то сказал после подъёма, что скоро выезжаем на большое шоссе, так что мы могли отдохнуть, потому что знали - пелотон соберётся вместе. 

-Третье место на Scheldeprijs для тебя имеет большое значение или есть другие не менее значимые результаты?
-Оно очень важно для меня. Быть на подиуме в Европе в первый раз – это изумительно. Но помогать товарищам по команде в конце сезона мне тоже очень понравилось. Была пара гонок, на которых я действительно научился, как вывозить в спринте своего товарища по команде. Мы с Роджером (Хаммонд) сделали вместе массу работы на Вуэльте и других гонках. Мы могли ехать сами по себе, а потом на последних 500 метрах мы шли вместе. Как на гонке Franco-Belge (http://circuitfrancobelge.lunarpark.be/), на последнем этапе он вдруг осознал, что оказался там, где не думал быть, я услышал, как он кричит, он был на моём колесе. К сожалению, J.J. (Haedo) был очень быстр, но в тот день (Роджер) всё-таки стал вторым или третьим. 

-Ты хорошо спринтуешь, так же тебе нравится вывозить других?
-Думаю, я должен это отработать. Мне нравилось работать с Иваном Домингесом (Ivan Dominguez), я многому научился у него. Теперь здесь, с Тором (Хушовдом), мы стараемся улучшить наш поезд в этом сезоне. Надеюсь, что у нас получится что-нибудь сделать, чтобы остановить этого маленького парня, который быстро двигается. Кто его обуздает?

-Кавендиша было почти невозможно остановить в прошлом году. Как другие относятся к его комментариям по поводу соперников?
-Он должен научиться проявлять уважение к своим соперникам, думаю, однажды он заплатит за это. Мы все много работаем, проводим одинаковую работу, нужно учиться уважать победы другого гонщика. Например, как Тор говорил: «Да, сегодня я проиграл сильнейшему спринтеру». Даже если ты прилагаешь все силы, иногда есть люди, которые могут быть лучше.

-Расскажи о прошлогоднем приступе мононуклеоза. Когда он случился?
-Сразу после классик, я стартовал Романдию и просто не смог усидеть на подъёмах. Каждый раз оказывался сброшен. Я не мог понять, что со мной происходит. Я так хорошо проехал Амстел, но на каждом ровном участке с лёгким уклоном я с трудом цеплялся за пелотон. Что только не пронеслось у меня в мыслях. И когда, наконец, получаешь ответ (мононуклеоз) – а, отлично, это всё объясняет. Такой диагноз – не лучшая новость, и мало радости, когда начинаешь лечиться.

-Как ты справился с болезнью? Процесс выздоровления был долгим.
-Медики команды оказывали большую поддержку, для них такая болезнь – не новость. В первый год в Европе хочется показать себя, продемонстрировать, что ты способен работать хорошо. И вдруг – болезнь. Ты не только борешься с ней, ты волнуешься и боишься – а сможешь ли быть поддержкой для команды на следующий год. С самого начала меня успокаивали и заверяли, что ничего страшного не происходит, что место в команде остаётся моим. 

-Как ты боролся с этими тревогами, как удавалось отдыхать, когда тебе хочется тренироваться и гоняться?
-Всё, что нужно – это отдых. И ты пытаешься найти возможность, чтобы отдохнуть в полной мере. Мне пришлось, в конце концов, вернуться домой, чтобы полностью отстраниться от велоспорта и перестать думать о том, что случилось. Ты видишь, что твои товарищи по команде всё ещё участвуют в соревнованиях. Я поехал на Джиро, они хотели, чтобы я ехал. Мне нужно было отдыхать, но тут садишься на велосипед, чувствуешь себя немного лучше, а потом начинаешь себя подгонять. В этом и состоит проблема с этим заболеванием – если начинаешь работать слишком рано, то ещё глубже роешь себе яму. А потом должен отдыхать ещё месяц. Вот что и случилось, к несчастью. 

-Когда ты, наконец, вернулся, какой была вторая часть твоего сезона?
-Я прекратил участвовать в соревнованиях через неделю после Романдии, меня не было до середины июля. Моей первой гонкой после возвращения был Brixia Tour. Ничего себе гонку я выбрал - горные финиши каждый день, 20 км подъёмов, 30 км/ч скорость на равнине, удобная такая гонка! Каждый день я искал, в какой группетто доехать. Затем - Тур Дании, который проехал лучше, чем Limousin. Ощущения на нём были великолепные. Флоренсио стал третьим, я был в топ-10 (9-м), так что я остался доволен. Французы всегда делают гонку тяжёлой. Они не знают, когда остановиться, они только атакуют, атакуют, атакуют, все три часа. На Plouay я помогал защищать Саймона (Джерранса), в решающий момент моя помощь пригодилась. 

-Затем снялся с Вуэльты, со своего первого гранд-тура, когда в гонке участвовало четыре канадца.
-Это было как воссоединение семьи! Сейчас в Европе нас пятеро канадцев, так что отсутствовал один Майкл (Барри).

-Это мононуклеоз заставил тебя сойти с Вуэльты?
-Нет- нет, думаю, у меня был свиной грипп, просто потому, что потом мне пришлось провести в постели с температурой около недели. Ночь после первого настоящего горного этапа, на котором я финишировал с ознобом и температурой, была очень тяжёлой. Это был один из самых трудных этапов Вуэльты. Ещё в нейтральной зоне мы карабкались 4-5 км, а когда дали отмашку, были ещё 8-9 км до того, как появился первый горный король. Тогда для меня всё было кончено. Позже я проехал Franco-Belge, Paris-Bourges, Париж-Тур. В конце у меня было почти 60-65 гоночных дней. 90 было бы лучше, но, учитывая всё, что случилось…

-Что из того опыта, который ты извлёк, поможет тебе в этом сезоне?
-Я многому научился – управлять стрессом, адаптироваться к новой культуре. Главным было, как почувствовать себя в Европе комфортно. Сначала я решил поселиться в доме команды, чтобы быть ближе к команде в Швейцарии, но это было моей личной ошибкой. Сейчас я нашёл место, откуда могу звонить домой. Переезд в Жирону был для меня правильным решением. Там я чувствую, что у меня есть свой маленький дом, я могу изучать культуру и радоваться, что я там живу. Я отлично провёл там время, когда отдыхал, преодолел неприятности со здоровьем. Большой проблемой для меня стал вопрос питания. Мы, велогонщики, когда находимся без дела, начинаем изучать содержимое холодильника, который становится вдруг лучшим другом. 

-У тебя в холодильнике что-то полезное, или он набит пиццей?
-Нет, у меня в холодильнике всегда хорошие продукты, а вот их количество становится проблемой. Ты даже не голоден, но просто ищешь чего-нибудь. Потом набираешь вторую чашку хлопьев. На таком уровне уже очень важно, как поддерживать определённое качество жизни. Те дополнительные калории должны куда-то уходить. 

-Но тебя никогда не обвиняли, что ты слишком худой.
-Мы всегда немного волнуемся по поводу веса. Всегда смотрим на себя и думаем, а может мне ещё похудеть? Но тут есть риск потерять всё удовольствие. Учишься искать правильный баланс. Когда ты более активен в общении с людьми, ты перестаёшь думать о том, в форме ли ты, худой ли ты. Ты уже следишь за этим автоматически, потому что это часть твоего стиля жизни. 

-Что тебя больше всего удивило, когда ты перешёл на европейский профессиональный уровень?
- На самом деле всё оказалось тяжелее, чем я ожидал. Мне было с чем сравнивать, но каждая гонка – это отдельный разговор. Напряжение - я никогда не думал, что эти гонки будут такими напряжёнными. Классики, это же полные 6 часов, ты истощён физически. После того, как всю гонку ты полностью сконцентрирован и должен быть очень внимателен, твои мозги отключаются. Сумасшествие толпы, особенно в Бельгии. Никогда не видел ничего подобного и не проходил через такое. Да, Manayunk Wall (прим.перводч.- ежегодная велогонка в Филадельфии), это одна гонка в год. Нет, подождите, ещё Athens Twilight (прим.перводч. – Критериум в США). Лучший способ описать бельгийских фанатов, это сравнить сравнить их с Athens Twilight, но в 9 утра. Каждый пьёт, каждый с пивом, но в 9 утра. Затем оттуда уходят.

-Какие улучшение ты заметил у себя во время тренировок в прошлом году?
-С прошлого года я значительно продвинулся. Мои результаты стали выше, форма лучше, вес ниже, я стал более внимательным – всё в порядке. Моя мощность на 30 ватт выше, чем у среднего гонщика, так что, это значительное продвижение, особенно во время пятичасовой гонки. Может быть, я на 2 кг легче, чем в прошлом году. Я взвешиваюсь, и все говорят, что я похудел.

-Наверное, ты должен чувствовать себя более комфортно во время своего второго сезона в Европе, по сравнению с прошлым годом, когда всё для тебя было в новинку?
-Я более сосредоточен, но то, как я подходил к этому сезону, полностью отличается от того, что было в прошлом году. Тогда я сделал одну ошибку, я подходил к сезону с мыслью, что мне нужно набраться опыта, всё было для меня новым. Не то, что был расслаблен, но я не был достаточно вовлечён в гонку, не стал частью борьбы. В этом году я действительно хочу гоняться, быть частью гонки, и я не буду находиться там просто, чтобы получить опыт, я не буду приходить на гонку как ребенок, который ничего не знает. Я хочу участвовать в соревнованиях, хочу вернуться на подиум. Мне не хватает подиума! Я хочу быть тем, кого целуют подиумные девушки! Я знаю, что после 200 км я способен быть там. Просто теперь у меня есть опыт, уверенность, это мне очень поможет в этом году.

-После того, как ты вошёл во вкус в прошлом году, есть ли гонка, где ты действительно наслаждаешься сейчас?
-Трудно сказать. Каждая гонка сама по себе для меня огромное событие. Другой подход, другие ассоциации, начиная от однодневных насыщенных классик, где у тебя дрожь, возбуждение, до более спокойного подхода к недельной гонке, на которой мы знаем, что определённый день будет ключевым, а в остальные дни можно слегка расслабиться. Затем сводящие с ума гранд-туры. Как будто каждый день – представление.

-Что больше всего понравилось в Европе, когда ты здесь обосновался как профессионал?
-Быть узнаваемым. Они не узнают конкретно меня, но они видят, что я профессиональный гонщик. Люди сигналят, подбадривают, поддерживают тебя, здесь совсем по-другому смотрят на то, что я делаю. Встречается много людей, которые понимают, чем ты занимаешься. В Европе лучше понимают велоспорт, особенно в тех регионах, где велосипед – часть их жизни. В Голландии велосипедов больше, чем машин.

-Ты примешь участие в новых гонках в Канаде в этом году?
-Я бы хотел, никогда не знаешь, что получится, всегда большая дилемма – Вуэльта или дом. Я хотел бы проехать другой гранд-тур в этом году, чтобы получить опыт и помочь команде. 

-Будет ли Чемпионат мира частью твоего сезона этого года?
-В этом году курс мне подходит, гонка классического стиля. Я мог бы сыграть роль тёмной лошадки. Я всегда в хорошей форме весной, потом небольшой откат летом, и возвращение формы осенью. Миссури всегда мне подходила. Sun Tour также. Так что, возможно.

перевод Матросовой Натальи.

Поддержите нас, поделитесь побликацией с друзьями в социальных сетях. Спасибо!

В тему:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Ближайшие старты

17 - 22 января 2017

Santos Tour Down Under


ОПРОС

Понравился ли вам маршрут Джиро д'Италия-2017?

Комментарии

Велоспорт в Фейсбуке

Велоспорт ВКонтакте

Одноклассники

Твиттер VeloLIVE