На новогодние праздники предлагаем Вашему вниманию произведение «Цепь» классика русский литературы Юрия Олеши. Какая может быть мечта у мальчишки начала 20 века? Это, например, желание покататься на велосипеде. Жаль, конечно, что приходиться выпрашивать мечту у ухажёра старшей сестры. А что может несказанно отравить эту мечту? Это если с этим чужим велосипедом произойдёт что-нибудь ужасающее. 

 

«Цепь»

 

   Студент Орлов ухаживал за моей сестрой Верой.
   Он приезжал на дачу на велосипеде. Велосипед стоял над цветником, прислоненный к борту веранды. Велосипед был рогат.
   Студент снимал со щиколоток сверкающие зажимы, нечто вроде шпор без звона, и бросал их на деревянный стол. Затем студент снимал фуражку с небесным околышем и вытирал лоб платком. Лицо у него было коричневое, лоб белый, голова бритая, радужная, с шишкой. Студент не видел меня. Я видел все. Он не говорил со мной ни слова.
   Деревянный стол был морщинист, на столе стоял горшок с цветами, студент дул в цветы, цветы отворачивались. Студент смотрел вдаль и видел синий околыш моря.
– Блерио перелетел через Ла-Манш, – сказал я. Я был еще в том возрасте, когда человек, прежде чем произнести фразу, проглатывает слюну.
– Перелетел, – сказал студент.
   И снова молчание.
   Я не имею права участвовать в жизни мира. Мне даже совестно выражаться так умно: Блерио… Ла-Манш…
   Студент вынимает из горшка стебель, на котором две распустившиеся гвоздики и один бутон. Бутон он откусывает. Бутон туг, блестящ, цилиндричен, похож на пулю. Студент втягивает щеки и стреляет бутоном. Попадает в велосипед, в спицу. Колесо звучит, как арфа.
– У аэроплана колеса велосипедные? – спрашиваю я. Велосипедные – это я знаю отлично. Но мне кажется, что студент глуп. Я уверен, что я гораздо более, чем он, осведомлен по части авиации. Но мне неловко признать это, и я считаю необходимым дать студенту возможность оказаться более сведущим.
– Велосипедные, – говорит студент.
   Тут треугольник: велосипед, студент, я.
   Я краснею: мне хочется все время говорить о велосипеде; я чувствую, что это стыдно, краска заливает мне лицо. Он дубина, студент, – я это знаю. Я вижу его насквозь.
– Гусь твой Сева, – сказал папа Вере.
   Действительно, Сева гусь. Но что делать? Он владеет велосипедом. И я кривляюсь, лицемерю. Меня лихорадит в его присутствии.
   Я хочу сказать:
– Всеволод Васильевич, разрешите мне покататься. Недалеко, по дорожке. Потом я заверну к калитке. Там ровная поверхность. Я проеду осторожно. Или даже не надо к калитке. Довольно будет и по дорожке.
   Так я хочу сказать. Даже брови поднимаются от стыда. Опершись локтями на стол, я опускаю брови при помощи пальцев.
   Вчера мне разрешено было покататься. Нельзя же так часто. Попрошу завтра. Или даже послезавтра.
   Я смотрю на велосипед. Каждую минуту студент может поймать мой взгляд. Тогда я чуть-чуть, незаметно, на одну линию подниму взгляд и буду смотреть на лозу. На ней повисла кошка. В полной тишине висит среди листьев белая маленькая кошка, сибирская, пушистая – о, почти пернатая! – представительница знатного рода, ставшая босячкой.
Студент увидел кошку.
– Ах ты дрянь! – сказал он. – Виноград ест.
   Никогда не едят кошки винограда. И виноград этот дикий. Но студент встает, – и я не заступаюсь. Напротив, я прыгаю. Студент отдирает кошку от виноградной стены и швыряет за перила.
   Студент спускается в сад. Сейчас вернется с купанья Вера. Вот она появляется за проволочной изгородью. Ускоряет шаг, увидев своего гуся; бежит. Вот они встретились, она складывает розовый зонт.
   Студент сказал:
– Можно!
    Из кожаной сумки, прикрепленной под седлом, я достал французский ключ. Я поворачивал винт и опускал седло. Как прохладны фибровые ручки руля! Я веду машину по ступенькам в сад. Она подпрыгивает, звенит. Она кивает фонарем. Я поворачиваю ее. Вспыхивает на переднем стволе рамы зеленая марка фирмы. Движение – и марка исчезает, как ящерица.
   Я еду.
   Так хрустит гравий; так бежит под взглядом сверху шина; так калитка норовит попасть под плечо, как костыль; так лежит на дороге какая-то гайка, пушистая от ржавчины, – так начинается путешествие! Движение происходит как бы по биссектрисе между стремительно суживающимися сторонами угла. В глаз попала мушка. О, почему это случилось? Так громадно пространство, по которому несусь я, так быстро мое движение – и надо ж… И надо ж двум совершенно несогласованным движениям – моему и насекомого – столкнуться в таком небольшом моем глазу!
   Поле зрения становится горьким. Я зажмуриваю глаз так сильно, что бровь касается щеки; руль выпустить нельзя, – я стараюсь поднять веко, оно трепещет… Я торможу, схожу, машина лежит, педаль еще вертится; я раскрываю глаз пальцами, – яблоко повернуто книзу, и я вижу алое ложе века. Почему насекомое, попав в глаз, немедленно гибнет? Неужели я выделяю ядовитые соки?
   И вновь я качу.
   Птица улетает из-под самого колеса – в последнюю долю секунды. Не боится. Это мелкая птица. А голубь не улетает даже. Голубь просто отходит в сторону, даже не оглядываясь на велосипедиста.
   Бег велосипеда сопровождается звуком, похожим на жарение. Иногда как будто взрывается шутиха. Но это не важно. Это подробности, которых можно наворотить сколько угодно. Можно сказать о коровах, распертых изнутри костяком и напоминающих шатры. Или о коровах в белых замшевых масках. Важно то, что я потерял передаточную цепь. Без нее на велосипеде ездить нельзя. На полном ходу слетела передаточная цепь, и я это заметил слишком поздно.
   Она лежит на дороге. Нужно вернуться и подобрать. Ничего тут страшного нет. Страшного тут нет ничего. Я иду и веду машину за фибровую ручку. Педаль толкает меня под колено. Три мальчика, три неизвестных мне мальчика бегут по краю оврага. Они убегают, позлащенные солнцем. Блаженная слабость возникает у меня в низу живота. Я понимаю: мальчики нашли цепь. Это неизвестные мальчики, бродяги. Вот они уже бегут в глубине ландшафта.
   Так произошло несчастье.
    И мне представляется:
…Я возвращаюсь на дачу как ни в чем не бывало. Я привожу пришедший в негодность велосипед и прислоняю его к борту веранды. Пьют чай: папа, мама, Вера и студент Орлов. К чаю дан пирог со сливами. Это плоский сиреневый круг. Мы сидим напротив друг друга: я и студент Орлов. Ситуация такая: у студента был велосипед, и я этот велосипед испортил. Можно усилить: у студента была жена, и я выбил ей глаз. Наступает вечер. Так я представляю себе: наступает вечер, приносят лампу, у мамы на груди, на стеклярусе, образуется лунная дорога. Студент встает, говорит:
– Я поехал.
   Идет к велосипеду.
   Потом гробовая тишина.
   Нет, не тишина… В действительности Вера говорит что-то, мама тоже говорит, но уже в сознании моем существует тишина. Студент нагнулся над велосипедом, и я предчувствую, как сейчас повернется в мою сторону его голова, – и уже между мной и студентом протягивается тишина.
– Где передача? – спрашивает студент.
– Какая передача? – спрашиваю я.
– Как какая?
– Какая?
– Потерял?
– Никакой передачи не было, – говорю я. – Я ездил без передачи. Разве была передача?
– Он сошел с ума, – говорит папа. – Смотрите, он сидит с высунутым языком.
   Тишина. Я сижу с высунутым языком.
    Так мне представляется. Законным путем нельзя выпутаться из несчастья. Остается одно: нарушить закон.
   Я решаю действовать как во сне. И приходит из глубины воспоминание о страшном, изредка повторяющемся сновидении: я убиваю маму. Я встаю. Вера закрывает лицо руками. Мама как бы оседает вся, делается толще, лишается шеи.
   Так мне представляется.

   Я не могу вернуться домой.
   Сейчас меня хватятся.
   Я отправляюсь на дачу к Гурфинкелям. Гриша Гурфинкель, который со мной в одном классе, должен мне помочь. Я буду плакать; знаменитый хирург, профессор Гурфинкель, пожалеет меня. Малокровный мальчик будет плакать и биться в присутствии великого доктора. Ну сколько может стоит передача? Они дадут мне… Мы купим передачу.
   И я пошел. Чужая жена с выбитым глазом волочилась за мной. Мы оглядывались: не началась ли погоня?
  Но Гурфинкелей нет, они уехали. Они уехали в Шабо, на виноград. Я ухожу. Возле лавки, где продаются прохладительные напитки, собралась толпа. И я слышу слово «Уточкин».
   Стоит автомобиль. Страшный автомобиль. Я его уже видел однажды. Он пролетал по Ланжероновской улице, производя грохот, подобный пальбе, дымясь… Он не катился, он как бы несся прыжками. Это автомобиль, не имеющий на моторе покрышки, грязный, блестящий маслом, из него каплет, в нем шипит.
    Уточкин пьет в лавке прохладительный напиток. Толпа говорит о великом гонщике. «Уточкин», – говорят. «Рыжий», – говорят и вспоминают, что он заика. Толпа раздается. Выходит великий гонщик. Без шапки. И еще какие-то люди с ним. Тоже рыжие. Он идет впереди. На велодроме он победил Петерсона, Бадера. (Он – считается – чудак. Отношение к нему – юмористическое. Неизвестно почему. Он одним из первых стал ездить на велосипеде, мотоцикле, автомобиле, одним из первых стал летать. Смеялись. Он упал в перелете Петербург – Москва, разбился. Смеялись. Он был чемпион, а в Одессе думали, что он городской сумасшедший.)
    Я смотрю на Уточкина.
   Он одет в нечто, напоминающее мешок, испачканное, блестящее, разрезанное наверху. Он доедает кремовое пирожное. Руки его в кожаных рукавицах. Пирожное рассыпается по рукавицам, как сирень. Персидская сирень на губах у него, на щеке. Заводят мотор, который начинает стрелять, как пушка, местность трясется, поднимается вихрь. Я падаю вместе с велосипедом. Хватаюсь за спицы. Какую-то букву напоминает мне страшный автомобиль – не то Ф, не то Б, положенное на спину.
    Уточкин поднимает меня.
    В хаосе происходит тихая сентиментальная сцена: я хватаю руку в перчатке с раструбом, рассказываю обо всем, что случилось со мной, – о студенте, о велосипеде, о катастрофе…
   Затем мой велосипед ставят поперек автомобиля. Страшная машина получает прозрачное украшение. Пять человек, в том числе и я, садятся на брюхо буквы Б. О, индустриальная сказка! Ничего не помню! Ничего не знаю! Помню только: рейс наш сопровождался тем, что вдоль дороги все собаки вставали на дыбы.
    Я, конечно, не умру, я буду жить и потом – и после этого дня, завтра и долго-долго. Ничто не изменится, я буду по-прежнему мальчиком, будет студент Орлов, и драма с передачей не окончится легко и безболезненно… Но сейчас… Сейчас я нахален, высокомерен и жесток. Куда я мчусь? Я мчусь наказывать маму, папу, Веру, студента… Если бы они сейчас стали умирать на глазах у меня, я воскликнул бы со смехом: «Смотрите, Уточкин! Ха-ха-ха! Они умирают… мы на машине, черные… Кто там сказал: „любовь, послушание, жалость“? Не знаем, не знаем, у нас – цилиндры, бензин, протекторы… Мы мужчины. Вот он великий мужчина: Уточкин! Мужчина едет наказывать папу».
    Мы останавливаемся у калитки. Идем. Впереди идет Уточкин. Мы с велосипедом бежим сзади. Мотор стреляет все время. На дальних дачах сбегаются к калиткам люди и слушают отдаленную канонаду.
    Уточкин и студент встречаются лицом к лицу.
    Окружающие ничего не понимают.
    Я уехал ведь с нежным позваниванием. Какой я был кроткий, послушный! Я просил. Мне разрешили. Это было час тому назад! И вдруг я появился с грозой, с молниями, с призраком! Дерзкий! Неукротимый!
– Нельзя обижать ребенка, – сказал студенту Уточкин, заикаясь и морщась. – Зачем вы обидели ребенка? Будьте добры, отдайте ему передачу.
    А кончается тем, что автомобиль отпрыгивает от дачи, и студент Орлов кричит вслед улетающей буре:
– Свинья! Шарлатан! Сумасшедший!


    Это рассказ о далеком прошлом.
    Мечтой моей было: иметь велосипед. Ну вот, теперь я стал взрослым. И вот, взрослый, я говорю себе, гимназисту:
– Ну что ж, требуй теперь. Теперь я могу отомстить за себя. Высказывай заветные желания.
    И никто не отвечает мне.
    Тогда я опять говорю:
– Посмотри на меня, так недалеко удалился я от тебя – и уже, смотри: я набряк, переполнился… Ты был ровесником века. Помнишь? Блерио перелетел через Ла-Манш? Теперь я отстал, смотри, как я отстал, я семеню – толстяк на коротких ножках… Смотри, как мне трудно бежать, но я бегу, хоть задыхаюсь, хоть вязнут ноги, – бегу за гремящей бурей века!

 

1929г. 

Copyright © VeloLIVE.com Все права защищены
Теги к статье: велосипед Цепь Уточкин

Поддержите нас, поделитесь побликацией с друзьями в социальных сетях. Спасибо!

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. Anatol

    2 января 2013 20:38 | Регистрация: 17.10.2012

    Зря потерял время на чтение этого рассказа.

  2. olvo

    2 января 2013 21:24 | Регистрация: 10.05.2011

    Прэлестно, просто преэ-элестно!

  3. Mr.Galacticos

    2 января 2013 21:30 | Регистрация: 31.01.2012

    мммммммм....ВЕЩЬ!!!

    Педаль толкает меня под колено - воспоминание из детства feel 


    что-то на грани эротического влечения к велосипеду ( request )

     

    Благо дарю за произведение!!! fellow 

    впомнил себя ребёнком...знакомое видение мира...

     

    P.S.пользуясь случаем - поздравляю сегодня Данило Ди Луку!!!

    (Grande Danilo - как я его называю)

    ...а так же с Наступающим незабвенного лидера поезда

    Fassa Bortolo bully

  4. ADAN

    3 января 2013 02:42 | Регистрация: 1.12.2010

    Ребята! Прочтите "Никто не любит Крокодила" Анатолия Голубева - вот это ВЕЩЬ!!!!

  5. timosh

    3 января 2013 22:53 | Регистрация: --

    слишком рвано, не понравилось

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Ближайшие старты

17 - 22 января 2017

Santos Tour Down Under


ОПРОС

Понравился ли вам маршрут Джиро д'Италия-2017?

Комментарии

  • Андрон
    Проклятие радужной майки чемпи ... (7)
    Андрон-Фото
    Присоединяюсь полностью, спасибо за статьи. Прочитав даже небольшую заметку, старался поискать еще материал, узнать побольше. Много просто открыл для себя заново.
  • obluchk
    Проклятие радужной майки: Пете ... (4)
    obluchk-Фото

    хотелось бы после такого успешного 2016 года такой же 2017.

  • EL-Fenomeno
    Проклятие радужной майки чемпи ... (7)
    EL-Fenomeno-Фото

    Спасибо админам и модерам за трудЫ. Отличный материал, постарались, было что почитать и кому рассказать/показать

  • EL-Fenomeno
    Тур Гуанси - новая многодневна ... (4)
    EL-Fenomeno-Фото

    Ну шо ж, китайская команда уже есть, получите и китайскую тур-многодневку.

    Не удивлюсь, если где-то в 2018 появится в Китае ещё и классика-однодневка, которую включат к примеру в 2019 в календарь Мирового ПроТура 

  • ТОЛСТЫЙ МАЧО
    Проклятие радужной майки: Пете ... (4)
    ТОЛСТЫЙ МАЧО-Фото

    Буки дают кэф в 300 на победу Петера на Туре)

  • motte
    Проклятие радужной майки чемпи ... (7)
    motte-Фото

    Удивительно то, кто не стал ЧМ за свою карьеру и, посмотрите, это же все ярчайшие профи своего времени...вот что меня поразило, глядя на "сводный" список...иными словами я благодарен Администрации за статьи о "радужной" майке и вот такой вот финал...просто поражен и читая, всегда вспоминал слова Спартака, сказанные с болью о том, что его заветная мечта в карьере взять маечку....но так и ушел Спартак с этой мечтой.

    Еще раз спасибо за весь объемный материал.

    Искренне,

  • Meilleur
    Проклятие радужной майки чемпи ... (7)
    Meilleur-Фото

    Проклятие радужной майки - это что-то вроде оксюморона, примерно то же самое, что сказать "естественная укладка" или "король эпизода Андрей Миронов". ) Естественно, вероятность вышламповать 2 супер успешных сезона подряд крайне мала. Но повод ли это говорить о проклятии?

  • ezhachok
    Проклятие радужной майки чемпи ... (7)
    ezhachok-Фото

    У Кэва в статье написано что он проклятие разгромил, а тут он отнесен к тем, кто пожалел о том что одел радужную майку....хотя я бы оставил как тут:)

  • vvr
    Проклятие радужной майки чемпи ... (7)
    vvr-Фото

    А где Марио Чиполлини (ЧМ 2002 года)? Или ему черные кошки дорогу уступают?

     

    Без него это не "исследование". )) и вообще не исследование.

  • Андрон
    Проклятие радужной майки чемпи ... (7)
    Андрон-Фото

      Ну какое прклятие, право слово? 

     Для многих гонщиков майка чемпиона мира - лаки страйк, удачная находка. Больше ничего особенного не выиграли? А сама по себе радужная майка - это что? А могли бы быть и без майки.

       А вообще, велогонки - это не прыжки с шестом, к примеру, где Сергей Бубка мог выигрывать у всех 20 лет подряд. Это тяжелый, непредсказуемый спорт, где любая мелочь может изменить историю. 

Велоспорт в Фейсбуке

Велоспорт ВКонтакте

Одноклассники

Твиттер VeloLIVE